• Latest news

Психотерапия в Сети: польза или вред?

12 августа, 2020  19:35

Мы приноровились обсуждать рабочие вопросы в мессенджере и устраивать вечеринки по Skype. Но психотерапия имеет репутацию деликатного процесса, практически таинства, которое работает только при непосредственном присутствии человека на сеансе. Разбираемся, оправданно ли это, — и рассказываем о методах, которые прошли проверку экраном, пишет ТАСС в статье «Катарсис у монитора. Помогает ли психотерапия на расстоянии?»

Хрупкая магия контакта

Психотерапию называют лечением беседой. Благодаря разговору специалист диагностирует проблему, выявляет причину ее возникновения и ведет клиента к ее разрешению. И здесь важны не только слова, но и то, как они произносятся. «Человек 50–55% информации воспринимает невербально, то есть бессознательно улавливая мимику, позу, жесты, степень напряжения мышц, цвет кожи партнера», — говорит психолог Ольга Михайлова. А психиатр Александр Тиганов считает невербальное поведение врача иногда и более значимым, чем его высказывания.

Важна и обстановка, в которой происходит общение. «Психотерапия начинается с установления контакта, — объясняет психолог Доминик Аполлон. — Во время сеансов мы касаемся трудных, нередко чрезвычайно болезненных для клиента тем. Пойдет ли работа — зависит от умения терапевта создать атмосферу безопасности и доверия. Цвет и текстура стен, яркость света, запахи — все это может как помочь, так и навредить контакту».

Наконец, успех терапии специалисты связывают с включенным состоянием и клиента, и терапевта. Во время сеанса беседа идет непосредственно. Специалист может сразу видеть реакции на свои слова, интерпретировать и направлять их. «Присутствуя, я оказываюсь очень чувствительным к тому, что происходит со мной и с другим человеком, а также к полю нашего контакта, — размышляет гештальт-терапевт Игорь Погодин. — Сам по себе факт присутствия зачастую значительно повышает качество и объем осознавания».

Основные аргументы за сохранение именно очного характера психотерапии сводятся к тому, что это тонкий процесс, в котором нет мелочей. Для эффекта психотерапии — как в плане постановки диагноза, так и в плане воздействия, особенно прочного и долговременного, — все детали важны. По мнению клинического психолога Виктора Кагана, при замене личного контакта на опосредованный (пусть даже веб-камерой) возрастает риск пропустить психотические симптомы и ошибиться в постановке диагноза.

Близко, как телефонная трубка

И все же психологическая помощь на расстоянии появилась давно — благодаря священникам, а не врачам. Однажды в 1906 году постоялица отеля «Бродвей» в Нью-Йорке позвонила менеджеру и попросила связать ее со священником. Тот пообещал связаться с пастором Гарри Уорреном, который тоже остановился в отеле. Но был поздний вечер, найти Уоррена не удалось. Наутро женщину обнаружили без сознания. Она скончалась от яда, принятого накануне.

Уоррен был потрясен случившимся и решил действовать. Он дал объявление в одну из нью-йоркских газет, в котором призвал всех отчаявшихся звонить на его прямой номер. Так появилась «Лига спасения жизни», которая просуществовала несколько десятилетий. Сам Уоррен уже в преклонном возрасте принимал по сто звонков в неделю. Но настоящая революция случилась в 1952 году благодаря англиканскому священнику Чаду Варе. На него также повлиял личный опыт: одна из первых проведенных им похоронных служб была для четырнадцатилетней девочки, которая покончила с собой, испугавшись начала менструаций, которые она приняла за признак венерического заболевания.

Вара установил телефон для нуждающихся прямо в храме, стал активно привлекать добровольцев и распространять свой опыт.

Телефонная помощь имела преимущества перед терапией, которая зачастую была дорогой и требовала долгой работы. Большим плюсом была и анонимность. 

Буквы тоже лечат

С самого начала профессиональные психотерапевты по-разному относились к идее заочной терапии. Зигмунд Фрейд, получив однажды письмо от некоей Марии Филдс с просьбой проанализировать ее сон, мягко отказался. Он считал, что нельзя получить точное представление о случае, не видя человека и не проведя хотя бы несколько сессий. В то же время он сам нередко писал письма пациентам, уже проходившим у него психоанализ. Это давало возможность пояснять свои действия и выводы — ведь метод был довольно сложным для восприятия.

Еще раньше Фрейда к переписке прибегал в своей работе с неврозами немецкий врач-невропатолог Герман Оппенгейм. В 1906 году он выпустил сборник писем к клиентам отдельной книгой («Психотерапевтические письма»), которая стала очень популярной и выдержала несколько переизданий. Правда, и для Оппенгейма текст был скорее вспомогательным инструментом, который не заменял живых встреч. А вот для читателей это была уникальная возможность «подглядеть» за работой психотерапевта и получить ответ на собственные — похожие — запросы.

 

Разрушение стереотипов

Идея психологического консультирования в Сети родилась почти одновременно с самой Сетью. В 1972 году ученые Стэнфордского и Калифорнийского университетов провели «терапевтическую беседу» (на самом деле ее имитацию, чтобы показать возможности программы) с помощью двух соединенных компьютеров. Позже стали возникать неформальные группы поддержки пациентов, а психологи начали отвечать на вопросы пациентов по электронной почте. Но до 90-х годов интернет оставался скорее вспомогательным инструментом.

Первым активно практиковал и изучал на своем опыте формат онлайн-терапии психолог Дэвид Соммерс. Он стал предлагать клиентам писать ему по электронной почте или в чате. Соммерс обратил внимание, что в письмах к нему чаще обращались с деликатными вопросами (например, изнасилование в детстве, наркотическая зависимость, преступный опыт). В одном интервью он даже сравнил такую форму контакта с исповедью. При этом сам Соммерс не считал онлайн-терапию «полноценной»  и впоследствии переключился на традиционный формат.

Скептицизм Соммерса разделяли многие из его коллег. Зато отклик от клиентов оказался неожиданно позитивным. Марта Эйнсворт, создавшая один из первых сайтов об онлайн-психологии, опубликовала данные опроса от 1999 года: 93% его участников назвали свой опыт онлайн-терапии полезным. Что важно — большинство опрошенных до этого вообще не прибегали к терапии.

Пришествие интернета вообще привело к пересмотру многих профессиональных убеждений. Оказалось, например, что для установления контакта физическое присутствие терапевта не всегда важно. Иногда больше помогает возможность отстраниться — особенно для тревожных и уязвимых (например, из-за сильной травмы) клиентов. И не всегда для достижения эффекта общение терапевта и клиента должно быть синхронным. Полезным может быть и обмен письмами, когда у клиента есть возможность обдумать написанное, пересмотреть прошлую переписку, лучше сформулировать мысль.

Доказано: эффект есть

Вопрос о том, работает ли психотерапия через интернет, уже вчерашний день, уверен Виктор Меновщиков. Исследования на эту тему стали проводить одновременно с появлением Сети, а в 2008 году вышел первый всесторонний обзор, основанный на 92 работах. Авторы пришли к выводу, что «терапия онлайн особенно эффективна для лечения тревоги и стресса и в среднем столь же эффективна, как вмешательство лицом к лицу». Самым действенным методом оказалась когнитивно-поведенческая терапия (КПТ).

По мнению директора Центра когнитивной терапии Якова Кочеткова, это связано с тем, что КПТ — четко структурированный метод, который легко адаптировать и под текст, и под видеоформат. Согласно теории КПТ, депрессия, тревога, гнев и другие проблемы возникают из-за мыслительных искажений. В начале работы терапевт вместе с клиентом ставит четкую цель, строит план работы, а затем постепенно «отлавливает» неадекватные убеждения (например, «все люди враждебны" или "я не могу удержаться ни на одной работе») и тренирует клиента иначе смотреть на себя и привычные ситуации.

Общий список проблем, с которыми можно эффективно работать на расстоянии при помощи КПТ, включает расстройства пищевого поведения, панические атаки, обсессивно-компульсивное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство, тревожные расстройства и депрессивное расстройство. Но успех зависит от степени выраженности.

По мнению Якова Кочеткова, когда расстройство достигает психотического уровня, то есть полностью захватывает управление нашими мыслями, эмоциональной сферой и жизнью в целом, работа в онлайне уже неприменима. Процесс лечения должен полностью контролировать терапевт.

Все это не значит, что другие методы бесполезны. Просто по ним исследований меньше — а значит, меньше и доказательств. Конечно, психотерапия — это не таблетка. Гарантировать ее эффект в любых условиях нельзя. 

В клинической практике есть диагнозы, четко прописанные протоколы работы и оценки. Клиенты заполняют анкеты и опросники, а терапевты используют сложные шкалы оценки. На их основе ученые выносят вердикт: помогло лечение или нет. Но лечат не протоколы, а реальные люди. Да и слово «лечение» подходит не всегда. Ведь практикующие психологи работают на уровне «общежитейских» запросов клиентов — неурядицы в семье, трудности на работе, бытовые стрессы, расставания и потери близких. Объективно измерить эффект от такой работы сложно. Но можно отделить хороших специалистов от плохих.

Следите за NEWS.am Medicine на Facebook и Twitter


 
  • Видео
 
 
  • Календарь событий
 
  • Архив
 
  • Самые читаемые

месяц

неделя

день

 
  • Facebook
 
  • Опрос
Доверяете ли народной медицине?
Да, почти всегда прибегаю при необходимости к ней.
Наверное, какие-то полезные советы в ней есть.
Нет, я доверяю только доказательной медицине.